Русский фарфор. Царское повеление

Елизавета Петровна Императрица и Самодержица Всероссийская

Всё на свете имеет своё начало. История русского фарфора, который когда—то назывался в России порцелином, началась больше двухсот пятидесяти лет назад.
В нашу страну фарфоровую посуду привозили и раньше. Совсем давно—из Китая, позже—из Саксонии. Стоила эта посуда так дорого, что покупали её чаще всего только для царского стола.

Русской царице Елизавете очень хотелось иметь свой порцелин. Как-то получила она в подарок от саксонского курфюрста фарфоровый сервиз. Вместо того, чтобы обрадоваться, царица рассердилась.

—— Почему в Саксонии есть порцелин не хуже китайского, а у меня нет?—говорит она своему приближённому, барону Черкасову.— Ни в чём не хочу уступать саксонскому курфюрсту. Повелеваю немедленно построить порцелиновый завод! А тебе, барон, за него ответ держать.

Кабинет-секретарь Черкасов И.А.

Был Черкасов человек не глупый, и царица часто поручала ему разные важные дела. А так как превыше всего Черкасов ценил почести и царские награды, он во всём и всегда старался угодить Елизавете, все её желания как можно быстрее выполнить.
Но тут и он призадумался Слыханное ли дело, в два счёта построить такой завод, когда никто толком не знает, из чего делают порцелин.

Приказал Черкасов всем русским послам, которые по своей посольской должности находились в разных странах, искать там людей, знающих порцелиновое дело.

Вскоре один посол доложил Черкасову, что нашёл за границей большого Мастера, некоего Конрада Гунгера, который уверяет, будто бы дружил и даже работал с самим Бетгером и знает все его
тайны. Только за своё умение требует большие деньги.

А как его проверить‚ правду ли он говорит? И Черкасов, долго не раздумывая, послал Гунгеру приглашение приехать в Россию.

  Итак, в 1744 г. был приглашен в Россию «порцелинного дела мастер» Христоф Конрад Гунгер, уроженец Тюрингии. Живя в Дрездене» он подружился с Бетгером — одним из изобретателей саксонского фарфора, работавшим на Мейсенском фарфоровом заводе. Встречаясь с Бетгором, Гунгер получил от него какие-то сведения о фарфоре и стал выдавать себя за «арканиста» (человека, знающего тайну), знатока фарфорового и фаянсового дела, хотя на самом деле он был посредственным позолотчиком. Есть даже  сведения о том, что с 1720 по 1724 г. Гунгер работал на фарфоровом заводе в Венеции; работа на заводе велась на массе, украденной Гунгером в Мейсене. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *